Hover

Памятное место графа Леона Плятера на Даугавпилсском католическом кладбище

Адрес:
Даугавпилсскоe католическоe кладбище
Номер телефона:
+371 65422818
+371 26444810
Email:
turisms@daugavpils.lv

Сегодня не существует единой версии о месте захоронения участника польского восстания 1863 года графа Леона Плятера. В одних источниках упоминается, что после расстрела он был похоронен там же – в песках у крепости, недалеко от шоссе Рига – Динабург, а после ночью тайно перезахоронен в неизвестном месте. В других – захоронен  в третьем бастионе крепости. Однако на Даугавпилсском католическом кладбище установлено памятное место графу Леону Плятеру. Здесь установлена чёрная гранитная плита с надписью: “Графу Леону Броэлу Плятеру – организатору польского восстания (убит 9 июня 1863 года)”. Плита была установлена 9 июня 1923 года, обновлена в 2002 году. Рядом располагается памятная доска в память о поляках, погибших в сталинских лагерях – общественные деятели, учителя.

Леон Плятер родился в 1836 году в Комбульской усадьбе в семье графа Йозефа Броэл-Плятера и Антонины из рода Солтанов. Отец Леона был известен как хороший хозяин, сторонник широкого образования, писал очерки для журнала “Rubon”. Много вынес от правительства России, так как являлся родственником Эмилии и Цезаря Плятеров, которые принимали участие в восстании 1830 года в окрестностях Динабурга, и в последствии получив от Йозефа приют в его фольварке, чтобы спастись от высылки в Сибирь. Но это дело было раскрыто и Йозефа Плятера вместе с семьёй выслали в Смоленск. Там и прошло детство Леона Плятера. Когда пришло время учиться, Леона отправили в Рижскую гимназию. В Риге о нём заботился старший брат Аугуст, который служил у генерал-губернатора. Из Риги Леона перевели в Митаву (Елгаву), где он и закончил гимназию. Отца уже не было, когда он вернулся домой, а в Комбулях хозяйничал брат Евгений, Леон же получил в наследство Фольварк Казанова, где и прожил до конца своих дней.

По своей природе Леон был очень весёлым и его все любили. Он умел всё, и в Казанова даже соорудил токарный стол и столярную мастерскую. Он любил также и поохотиться. (..) Когда началось польское восстание, Леон посчитал позором, если ни один из рода Плятеров не примет участие в этом движении. Сначала он лично хотел отправиться в Литву и присоединиться к партии Нарбута, но весной 1863 года в Казанова их Дагды приехал Зигмунд Буйницкий, и это изменило планы Леона Плятера. У Бутницкого был замысел: в Балтинском лесу на почтовой дороге напасть на транспорт с оружием, который отправится из Динабурга для подавления польского восстания, отнять оружие и отдать участникам восстания. 13 мая 1863 года Леон Плятер вместе с пятью вооружёнными слугами, которые были очень преданны ему (слуга Заблоцкис, кучер Ян Банса, староста Цитович, шляхтич Ниецецкий и Антоний), отправились в назначенное место и стали ожидать транспорт, направлявшийся через Краславу. Позже в докладе было написано, что в Балтинском лесу находилось 50 вооружённых мужчин (это в нескольких километрах на восток от Краславы, у одной из таверн). (..) Когда транспорт с оружием приблизился, мятежники напали на него, несколько солдат погибли, некоторые были ранены, но одному офицеру удалось убежать в Краславу, где были собраны 47 солдат, которые устроили погоню за бунтарями.
Нападение свершилось, но мятежники были схвачены, в том числе и Леон Плятер. Перед этим группа мятежников во главе с Леоном Плятером дала клятву Краславе в костёле, которую принял викарь Краславы Ян Болцевич. Указом царского правительства священник Болцевич был осуждён на 20 лет. Самого же Леона Плятера схватили, отвезли в Динабургскую крепость, где его приговорили к смертной казни. По описаниям брата Евгения следует, что в крепости Леон вёл себя сдержанно, степенно, когда к нему на встречу приехали близкие.

Братья Евгений и Михаил также были арестованы и доставлены в Динабургскую (Даугавпилсскую) крепость. Братьям также хотели “пришить” дело об участии в нападении, но было слишком много свидетелей, которые видели их в этот день в своём поместье. Фактически, организатором нападения являлся Зигмунд Буйницкий, но ему удалось сбежать сначала в Россию, а после и за границу. Оттуда он писал царскому правительству, что Леон ни в чём не виноват, но комиссия не принимала это во внимание. Также существовали показания раненого солдата о том, что главарь выглядел иначе, но и это не помогло. Был отдан приказ о расстреле Леона Плятера. Родственники уже знали об этом, так как Леона из тюремной камеры перевели в крепостную камеру Nr 1, куда обычно переводили заключённых, приговорённых к смерти. Леон попросил позвать священника. К нему пришёл священник Болеслав Александрович, который провёл с Леоном его последнюю ночь в камере (стоит отметить, что позже этот священник был сослан на каторжные работы и по пути в Тюмень умер). Леон принял Святой Сакрамент, простил тех, кто его осудил на смерть и поблагодарил Господа за то, что он в таком спокойствии души может принять смерть. Наступило утро. Леон попросил разрешения встретиться с матерью и сёстрами, которые прибыли в Динабург, но ему отказали. Со своими близкими он простился, послав почтовую открытку. О событиях в лесу у Краславы узнала вся Европа, об этом писали газеты Польши, Англии и Франции. О доблестном и храбром графе сочиняли песни, а также был написан роман (http://www.ezerzeme.lv/printNews.php?id=7359). Поэт Янис Райнис воспел героическую смерть графа в своём детском эпосе “Солнечные годы” в стихотверении “Воскресенье и граф Плятер”.